Александр Торопцев. Лесков и Ницше (Книга)

E-mail Печать PDF
Оценка пользователей: / 5
ПлохоОтлично 
Оглавление
Александр Торопцев. Лесков и Ницше (Книга)
Глава I. Общие рассуждения
Глава II. Ницше и его Заратустра
Глава III. Лесков и Голован
Глава IV. Социальное в творчестве Лескова и Ницше
Глава V. Религия. Лесков и Ницше
Глава VI. Загадка для мудрейших
Глава VII. Мыслители прошлого о творчестве и творческом диполе
Глава VIII. Краткая хронология жизни и работы Н. С. Лескова и Ф. Ницше
Все страницы

(Сравнительное описание двух параллельных творческих миров)

Об авторе. Торопцев Александр Петрович

Доцент Литературного института им. А. М. Горького, руководитель семинара по Детской литературе. Закончил МИЭМ в 1976 г. работал мастером на радиозаводе, инженером на телецентре в Останкино, заместителем главного редактора в журнале «Школьный вестник» для слепых и слабовидящих детей. С 1968 по 2000 г. в летние месяцы шабашил. От Дагестана до Латвии и от Молдовы до Хакасии. Строил дома, коровники, овощехранилища, детские сады и т.д. На шабашках работали от убийц до докторов технических наук, заслуженного тренера СССР, начальника службы и режиссёра. В 1994 г. экстерном закончил Литературный институт им. Горького. Писать начал в 1971 г. Первую публикацию получил в 1991 г. Первую книгу – в конце 1994 г. К октябрю 2010 г. вышли из печати: 41 книга историологического содержания для детей и взрослых, 4 книги прозы, а также книга «Лесков и Ницше. Сравнительное описание двух параллельных творческих миров».

Не выходившие книги А. П. Торопцева, готовые к изданию:

Вариант Фрунзе, Великая Отечественная война и мировая история. (История Второй мировой войны в ракурсе работ М. В. Фрунзе в 1921 – 1925 годах и мировой истории в целом). 17 а. л.

Европа: Север - Юг. Середина Первого тыс. до н.э. - середина Второго тысячелетия н.э. История взаимоотношений и противостояния. 50 а. л.

Вершина Сократа. 20 а. л.

История первопроходцев России. 45 а. л.

История русской женщины. 25 а. л.

Мировая история гениев: 5000 лет. (Педагогика гениев). 150 а. л.

Святой Георгий Великомученик (Страстотерпец), Россия, Москва. Дополненный вариант. 20 а. л.

Победители. Великая Отечественная война. (от школьного и студенческого возраста). 55 а. л.

Звезда Незаконнорожденных. 35 а. л.

 

Необходимое введение

В мировой истории и в истории мировой культуры существует множество параллельных миров, сотворенных в разных странах народами и авторами. Близнецами можно назвать, естественно, с некоторыми оговорками: Римскую и Московскую империи, Сыма Цяня и Плутарха («Сравнительные жизнеописания», как метод осмысления исторического материала), платоновского и ксенофонтовского Сократа и Мэн-цзы (диалог, как средство познания и как тончайший педагогический прием), Пифагора, Конфуция и Будду (школа-братство с Учителем во главе), Каутилью и Шан Яна (практическое пособие для сильных правителей)… Лермонтова и Врубеля (смятение чувств, доведенное до психологического излома), позднего Босха и позднего же Платонова (инверсия, как средство отчаявшихся), Фолкнера и Шолохова (Йокнапатофа и Дон, «Нагорная победа» и «Шибалково семя» – человек на стыке двух миров, уходящего, но не ушедшего, и приходящего, но не пришедшего), Варю Панину и Эллу Фицджеральд (первозданная глубина звука, как невольное откровение природы) и так далее.

Мы не будем исследовать причины данного явления, это – предмет отдельного увлекательного рассказа из области творчества, мы лишь напомним известную со времен Конфуция мысль о том, что все мастера искусств (либо народы – творцы истории своих стран) творят себя и одновременно свои мечты, свои идеалы. Известная легенда об Учителе, который учился играть на дудочке, говорит, что мыслители прошлого догадывались о существовании в природе творчества некоего метода, с помощью которого, проработав соответствующим образом любое произведение искусства, можно узнать буквально все физические, физиологические, психологические, психические характеристики, а также тайны, заветные мечты, неутоленные и утоленные страсти автора. Более того, древние мудрецы наверняка могли бы разработать этот метод уже в V-IV вв. до н.э., или в крайнем случае, в IV-I вв. до н.э., когда человечество в очередной раз накопило богатейший запас знаний и в очередной же раз пришло время серьезных обобщений, которые обычно вынуждают специалистов создавать всевозможные методики обработки той или иной информации.

Во второй пол. I тыс. до н.э. попытки систематизировать знания были сделаны в Поднебесной, на Индостане, в Междуречье, Средиземноморье. Но, удивительно, наверняка зная о существования метода (назовем его именем Конфуция) исследования произведений искусства, никто из мыслителей прошлого не рискнул разработать его. Почему же?

Потому что данный метод позволяет, грубо говоря, просвечивать все внутренности авторов, что не этично, не эстетично и интересно лишь тем, кто желает использовать результаты просветки в корыстных целях. Вероятнее всего, именно эти три причины явились моральной преградой, не позволившей ученым древности разработать данный метод, а нашим современникам создать компьютерную программу, с помощью которой любой желающий мог бы за считанные секунды получить исчерпывающую информацию об авторе любого произведения, что открыло бы безграничные возможности для искусствоведов, литературоведов, философов, историков, руководителей разных рангов, а также ответственных за безопасность страны офицеров и генералов.

…Хорошо известно, какими сложными были судьбы Лескова (1831-1895) и Ницше (1844 – 1900), какими напряженными были творческие биографии этих людей, говоривших, по нашему мнению, об одном и том же, но разными средствами. Известно также, что и того, и другого не понимали многие заполитизированные критики, литературоведы, ученые, писатели, не говоря уже о политиках и издателях. И тому, и другому критики приписывали то, о чем немецкий философствующий поэт и русский писатель не думали и не помышляли.

Ницше, по ложной версии этих «доброхотов», якобы очень добреньких, явно не глупых, но стесненных внешними ковами, предстает перед нами как «представитель волюнтаризма», творчество которого «использовали идеологи немецкого фашизма», а «основные реакционные выводы определили главное его развитие» – к идеологии немецкого фашизма, одним из идейных источников которого якобы и явилась философия Ницше. Это мнение об одном из оригинальнейших мыслителей Второго тысячелетия н.э. являлось доминирующим, если не единственным в течение всего XX в. С ним же думающее человечество вступило в III тысячелетие, может быть, потому, что мыслители так и не разработали всеобъемлющий объективный метод исследования произведений писателей и философов, позволив тем самым обзывать таких замечательных мастеров мысли и слова грязными (не заслуженными – потому и грязными) терминами, используя уродливый метод цитирования.

Приблизительно то же самое произошло и с Лесковым. Его не понимали, не хотели понимать, не печатали, но, слава Богу, его не обозвали предтечей фашизма, хотя могли бы: Екатерину Измайлову вполне можно было назвать и фюрером, и даже террористкой-камикадзе, а мягкотелого Левшу – той слабовольной почвой, на которой фюреры и плодятся.

В нашей работе мы постараемся логически обосновать заявленную нами «параллельность», схожесть творческих миров Ницше и Лескова, а заодно и убедить читателя в необходимости разработки метода Конфуция.

 



 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить