Александр ТОРОПЦЕВ. ВАРИАНТ ФРУНЗЕ (Книга)

E-mail Печать PDF
Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 
Оглавление
Александр ТОРОПЦЕВ. ВАРИАНТ ФРУНЗЕ (Книга)
Часть Вторая
Часть Третья
Часть Четвертая
Часть Пятая
Часть Шестая
Часть Седьмая
Часть Восьмая
Все страницы

ВАРИАНТ ФРУНЗЕ

(Великая Отечественная война и мировая история войн)

Война – это большое дело для государства,

это вопрос жизни или смерти,

путь существования или гибели. Сунь-цзы

Часть Первая

Вариант Фрунзе

Прозрение семиклассника

«Путь – это когда мысли народа одинаковы с мыслями правителя. Поэтому народ готов вместе с правителем умереть или жить; когда народ не боится риска и не знает страха». Сунь-цзы. Трактат о военном искусстве. Пер. Сидоренко Е. И. М., 1955. стр37.

 

Однажды на уроке истории, когда между учителем и учениками Академии хорового искусства шел разговор о первой половине Двадцатого века, молчавший долгое время семиклассник вдруг воскликнул, удивив преподавателя:

‒ Да не было ни Первой, ни Второй мировой войны! Была одна мировая война Двадцатого века с двадцатилетним тайм-аутом!

А ведь он во многом прав! И все без исключения крупные политики первой половины Двадцатого века сразу после окончания Первой мировой войны знали, что Парижская мирная конференция 1919 – 1920 годов, на которой были выработаны и приняты окончательные условия мирных договоров с Германией и ее союзниками, является лишь промежуточным финишем не завершившейся Мировой войны. И все крупные государственные деятели и государства Земного шара просто обязаны были готовиться к очередному этапу Мировой Войны Двадцатого века! И они готовились.

В Советской России подготовка к будущей войне началась в 1921 году, когда еще не были погашены все очаги Гражданской войны. В этом может легко убедиться любой заинтересованный человек, прочитав труды М. В. Фрунзе, датируемые 1921 – 1925 годами.

 

Михаил Васильевич Фрунзе

 

«Полководец – это мудрость, справедливость, гуманность, храбрость, строгость». Сунь-цзы. 37.

«…Кто еще до сражения предварительным расчетом побеждает, у того много шансов на победу; кто еще до сражения предварительным расчетом не побеждает, у того мало шансов на победу; тем более не побеждает тот, кто не имеет предварительных расчетов». Сунь-цзы. 38.

 

Михаил Васильевич Фрунзе родился в 1885 году в городе Пишпеке (в современной Киргизии) в семье молдаванина, фельдшера, и русской крестьянки. В 1904 году поступил в Петербургский политехнический институт, вступил в РСДРП, примкнул к большевикам и вскоре за участие в рабочем движении был исключен из института, сослан из Петербурга. В начале 1905 года Фрунзе перешел на нелегальное положение и стал профессиональным революционером, проявив незаурядный организаторский талант, упорство и волю. Его дважды приговаривали к смертной казни, и оба раза заменяли ее под давлением общественности каторгой. В 1915 году он бежал из Верхоянска, прибыл в Читу, продолжил революционную работу. Затем под фамилией Михайлов он по заданию партии отправился на Западный фронт, работал в Минске...

Если внимательно прочесть хотя бы хронологию основных событий и практических дел этого выдающегося революционера, то можно сделать опрометчивый вывод о том, что М.В. Фрунзе был своего рода «партийной лошадкой», тянувшей беспрекословно то один воз, то другой, то есть гением практических дел. Но Фрунзе еще с юных лет много и целенаправленно читал. Когда? — Ночами. Больше читать ему было некогда. Все остальное время он работал, а лучше сказать, служил партии. В августе 1918 года М.В. Фрунзе возглавил в Минском районе борьбу с корниловщиной. Мало кто в те дни мог догадаться о его полководческом даровании. Слишком много было суеты, напряженных ежеминутных дел... А затем опять партийная работа, разные должности, проблемы, задачи. И книги по ночам, и осмысление прочитанного.

В последний день января 1919 года он вступил в командование 4-й армией и в кратчайшие сроки создал из отрядно-партизанских формирований регулярную боеспособную армию. Уже весной, возглавив Южную группу Восточного фронта, он одержал во время контрнаступления несколько прекрасных побед над главными силами адмирала Колчака, приведя в изумление офицеров Белой армии оперативным мышлением и тактическим чутьем. То был полководец! Он одержал еще ряд побед, он за 10 дней освободил в 1920 году Крым от войск барона Врангеля (Перекопско-Чонгарская операция).

Последующие четыре года М.В. Фрунзе занимал ответственные посты на Украине, затем в Красной армии. В 1924-1925 годах он разработал и провел военную реформу. И 31 октября 1925 года Михаил Васильевич Фрунзе умер.

Его смерть (а некоторые специалисты считают — гибель) до сих пор таит в себе загадки. Сорокалетний, сильный, до последних месяцев жизни здоровый человек умер, не выдюжил, в принципе, несложную операцию. Тайна. А может быть, и не тайна: устал человек от постоянного напряжения, от нервных перегрузок и умер. Кто прав? Разрешить этот вопрос должны люди молодые. Должны. Хотя бы потому, что М.В. Фрунзе своей титанической работой в последние 4-5 лет жизни заложил основы военной доктрины СССР, доктрины, которая выдержала испытание величайшей войной и которая являлась фундаментом и стержневой опорой строительства вооруженных сил страны три четверти века.

Чтобы не быть голословными, я процитирую некоторые мысли из теоретических работ М.В. Фрунзе.

«Одним из основных условий обеспечения максимальной мощи Красной армии является превращение ее в единый организм, спаянный сверху донизу не только общностью политической идеологии, но и единством взглядов на характер стоящих перед республикой военных задач, способов их разрешения и методов боевой подготовки войск» (Реорганизация Красной армии. М.В. Фрунзе. Избранные произведения. т.2., М., 1957, стр.3).

«Войны текущего исторического периода в сравнении с предшествующей эпохой имеют целый ряд характерных особенностей. В то время, как прежде исход боевых столкновений зависел от сравнительно небольших групп населения, или образовавших постоянные отряды, считавшие войны своей профессией, или же временно привлекавшихся в ряды войск для этих целей, теперь участниками войны являются почти поголовно целые народы, сражаются не тысячи или десятки тысяч людей, а целые миллионы, — самые войны втягивают в свой круговорот и подчиняют себе решительно все стороны общественного быта, затрагивают все без исключения государственные и общественные интересы. Театром военных действий теперь являются не узко ограниченные пространства, а громадные территории с десятками и сотнями миллионов жителей; технические средства борьбы бесконечно развиваются и усложняются, создавая все новые и новые категории специальностей, родов войск и т.д. и т.д.» (Там же, стр.6).

«...Государство должно заранее определить характер общей и, в частности, военной политики, наметить соответственно с нею возможные объекты своих военных устремлений, выработать и установить определенный план общегосударственной деятельности, учитывающий будущие столкновения и заранее обеспечивающий их удачу целесообразным использованием народной энергии» (6).

«Анализируя вероятную обстановку наших грядущих военных столкновений, мы заранее можем предвидеть, что в техническом отношении мы, несомненно, будем слабее наших противников. Обстоятельство это имеет для нас чрезвычайно серьезное значение, и мы, помимо напряжения всех сил и средств для достижения технического совершенства, должны искать путей, могущих хотя бы до известной степени уравновесить эту невыгодную для нас сторону» (18).

«Некоторые средства для этого имеются. Первым и важнейшим из них является подготовка и воспитание нашей армии в духе маневренных операций крупного масштаба.

Размеры наших территорий, возможность отступать на значительное расстояние, не лишаясь способности к продолжению борьбы, и пр. представляют благоприятную почву для применения маневров стратегического характера, т.е. вне поля боя. Наш командный состав должен воспитываться преимущественно на идеях маневрирования...» (18).

«Роль и значение крепостей в будущих наших операциях будут совершенно ничтожны» (19).

«По нашему глубокому убеждению, в будущих операциях красной коннице будет принадлежать чрезвычайная роль, а посему забота о ее подготовке и развитии должны являться одной из первейших задач» (20).

Здесь нужно сделать оговорку. Эти слова М.В. Фрунзе написал в 1921 году. Но уже в 1924 году и, особенно, в 1925 году, после парада созданной им новой Красной армии, на котором были продемонстрированы самые современные  образцы бронетанковой техники, он понял, что времена конницы уходят, что танковые соединения должны заменить конные армии.

«Современные армии обладают колоссальной живучестью... Даже полное поражение армий противника, достигнутое в определенный момент, не обеспечивает еще полной победы, поскольку разбитые части имеют за собой экономически и морально крепкий тыл. При наличии времени и пространства, обеспечивающих новую мобилизацию людских и материальных ресурсов, необходимых для восстановления боеспособности армии, последняя может легко воссоздать фронт и с надеждой на успех повести дальнейшую борьбу» («Фронт и тыл в войне будущего», там же, 133).

Между прочим, эту мысль через 10 с лишним лет повторил в художественной форме замечательный советский писатель Аркадий Гайдар, подарив читающему миру поэму о «Мальчише-Кибальчише» в 1934-1935 годах. Почему писатель решил вставить эту поэму в одно из своих произведений? Потому что фашисты уже пришли к власти в Германии, открыто заявив о своих захватнических намерениях, а значит, нужно было, хотели того советские люди или нет, готовиться к серьезным испытаниям. М. В. Фрунзе дал Аркадию Гайдару «путевку в литературу», одобрив первые произведения молодого писателя, прошедшего в юном возрасте Гражданскую войну. К началу Великой Отечественной войны Гайдар станет маститым детским писателем, любимым десятками миллионов мальчишек и девчонок. Здоровье у него к этому времени ослабло. Он мог бы принести огромную пользу стране и в тылу. Он не мог остаться в тылу. Он ушел на фронт защищать всех Мальчишей-Кибальчишей, всех детей, которые его так любили, которые его так любят, и погиб.

«При столкновении первоклассных противников решение не может быть достигнуто одним ударом. Война будет принимать характер длительного и жестокого состязания, подвергающего испытанию все экономические и политические устои воюющих сторон. Выражаясь языком стратегии, это означает переход от стратегии молниеносных, решающих ударов к стратегии истощения» (там же, 133).

«Второе средство борьбы с техническими преимуществами армии противника мы видим в подготовке ведения партизанской войны на территории возможных театров военных действий. Если государство уделит этому достаточно серьезное внимание, если подготовка этой “малой войны” будет производиться систематически и планомерно, то и этим путем можно создать для армий противника такую обстановку, в которой при всех своих технических преимуществах они окажутся бессильными перед сравнительно плохо вооруженным, но полным инициативы, смелым и решительным противником» («Единая военная доктрина и Красная армия», там же, 4).

Эту идею М.В. Фрунзе советские руководители разных рангов, командиры партизанских отрядов, соединений и все партизаны осуществили, на мой взгляд, в полной мере. Да так, что из «малой войны» партизанское движение выросло уже на рубеже 1941-1942 годов в большую войну, и гитлеровцы почувствовали это на своих шкурах.

Уже из процитированного ясно, что Фрунзе знал наверняка, что война будет и что будет она еще страшнее Первой мировой войны. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что многие советские руководители полностью разделяли точку зрения М.В. Фрунзе. Они уже в 1921-1925 годах знали, что война будет. В конце концов, они не с Луны свалились в чиновничьи, высокие кресла, они прошли суровую школу профессиональных революционеров, они не питали иллюзий по отношению к фашистам и к тем, кто их поддерживал.

Это нужно понять всем, желающим разобраться в мирных и военных тайнах, в политических хитросплетениях «междувойния» и Второй мировой войны.

 

Чудовищный вопрос

«С захваченными воинами обращайся хорошо и проявляй заботу о них. Это означает победить противника и увеличить свои силы».  Сунь-цзы. 40.

 

Добрый человек, прочитав цитаты Фрунзе, может задать себе и автору данных строк жесткий и страшный вопрос: «Если советские руководители разделяли точку зрения Фрунзе, значит, все было сделано специально: то есть фашистов заманили на советскую территорию, и стали их мощь потихонечку крошить – так выходит? Но ведь это значит, что советские руководители, зная все заранее, знали заранее и то, какой огромной ценой будет достигнута Великая Победа? Так это или нет?»

Действительно, чудовищный вопрос. Действительно, страшная тема.

О том, как готовились и готовились ли к войне вообще советские и партийные руководители, спорят многие умные люди. Но автор данных строк пока еще не слышал такой прямой постановки вопроса: «Если в Советском Союзе, в руководстве ВКП (б) пусть негласна была принята «Доктрина М. В. Фрунзе», если все было спланировано, то … как же относиться и к Фрунзе, и к тем, кто принял его идеи, и вообще верна ли была эта доктрина? Может быть, военный гений-самородок ошибся? Может быть, подобное кощунственное отношение к согражданам, к военному делу не верно принципиально?»

Для того, чтобы ответить на перечисленные и другие аналогичные вопросы, я предлагаю читателям совершить небольшое путешествие в мировую историю войн, убедительно попросив всех заинтересованных в познании отечественной и мировой истории людей помнить процитированные выше мысли Фрунзе.

 

Царь Кир и царица Томирис

«Если ведут войну и победа надолго задерживается, то оружие притупляется и острия обламываются; если долго осаждают крепость, силы истощаются; если войско находится в длительном походе, средств у государства не хватает». Сунь-цзы. 39.

 

В 558 году до н. э. Кир II, правитель Парсы, исторической области в современном Иране, и Аншана, области и города в Северном Эламе, древнем государстве на юго-западе современного Ирана, стал во главе союза персидских племен, поднял в 553 году восстание против царей Мидии, одержал победу в нелегкой борьбе, захватил Мидию в 550 году. Не давая опомниться врагам, основатель державы Ахеменидов в течение трех лет покорил все страны, завоеванные мидянами, затем — Лидию в 546 году до н. э., а также греческие города-полисы, расположенные на западе Малой Азии. В 539 году до н. э. персам подчинились почти все народы этого большого полуострова. В 538 году до н. э. Кир II овладел Вавилоном. Но и этого ему было мало!

Согласно легендам царь персов решил подчинить скифские племена массагетов, кочевавшие в Средней Азии. Правила ими царица Томирис. О жизни этих племен сохранилось мало сведений. И это породило много споров. До сих пор ученые не могут прийти к единому мнению о происхождении слова массагеты. Кто-то считает, что оно означает «рыбоеды» (от слова «masyo» — рыба), кто-то — «большая скифская орда», кто-то — «великие геты». Греческий историк Геродот называл массагетов кочевниками. Воевали они в пешем строю и на конях. Защитное вооружение делали из меди и золота. Коней защищали латами.

Царю Киру почему-то казалось, что он легко справится с «рыбоедами», возглавляемыми женщиной, и он смело повел крупное войско в долину реки Окс (Аму-Дарьи). Блистательный полководец, одержавший десятки побед над лучшими армиями стран Передней Азии, мудрый Кир, не зря получивший имя Великий, не оценил по достоинству врага, царицу Томирис, умную, хитрую женщину.

Она бросила навстречу персидскому войску небольшой отряд. Захватчики разгромили его, двинулись вперед. Кир гнался за противником день, два, не замечая, в какую игру играет с ним Томирис. Конница персов приближалась к войску скифов, приближалась, но… настичь врага никак не могла! Вскоре Кир и его воины почувствовали недоброе: отступавшие скифы засыпали колодцы, сжигали траву. Далеко от огня разбегалось зверье. Кир гнал коней, злился, злились персы — как хотелось им поскорее настичь массагетов и разгромить их, и отомстить за дерзость, жажду и голод!

Персидская конница считалась лучшей в мире. Победить ее в открытом бою, в широкой степи было невозможно. Томирис бежала от врага. Но… не бежала скифская царица! Рассчитав свои возможности, она, отступая, заманивала врага в западню. Ей не очень-то хотелось воевать. Она хотела миром закончить дело. Но Кир убил ее сына, и теперь у матери был только один исход: убить Кира, отомстить ему за смерть любимого сына.

Царь персов увлекся погоней и не заметил, как его войско, заметно потрепанное, уставшее, очутилось в тесном ущелье. Скифы были тут как тут. Началось сражение. Персидская конница, стесненная скалами, топталась на месте. Кир лишился главного козыря — маневра и лихих атак. А со скал летели в персов стрелы, камни. А тыл был наглухо закрыт узкой горловиной ущелья…Томирис одержала полную победу. Кир II Великий погиб в бою.

Хороший урок получили персы. Но он их мало чему научил!

 

Где могилы предков

 

«Никогда не имелось случая, когда бы война продолжалась долго и это было бы выгодно государству». Сунь-цзы. 39.

 

В 522 году до н. э. власть в Персии захватил Дарий. Сначала он занимался мирными делами: провел налоговую и административные реформы, строил города, украшал их роскошными храмами. Но и о войне не забывал.

В 512 году он отправился с армией в Северное Причерноморье, где обитали скифские племена, родственные тем, с которыми воевал 17 лет назад в Средней Азии Кир.

Царь Дарий переправился через Геллеспонт и Истр и смело пошел на врага.

Скифы под руководством царя Идантирса стали отступать на восток.. Придерживая персов на расстоянии одного-двух переходов, они шли двумя колоннами: одна продвигалась южнее армии Дария вдоль Понта Евксинского (Черного моря), другая — севернее. Армии степняков кусали громадного персидского зверя, распластавшегося длинной тушей по степи, вечерними и дневными атаками, дразнили врага, сжигали перед ним траву, засыпали колодцы, а персы шли за скифами по пятам к Меотиде (Азовскому морю). Дарий форсировал Борисфен (Днепр), не замечая, как тает войско, падает боевой настрой даже у бывалых воинов, как голод и жажда изматывают животных и людей. А время шло.

Царь персов послал Идантирсу ультиматум: сражайся или покорись, все равно разобью тебя. Скиф спокойно ответил: всему свой срок.

Дарий через посла упрекнул противника в том, что тот постоянно уходит от сражения, боится схватки. Скиф возразил, сказав, что он никого не боится, а отступает по давнему обычаю скифов на войне. Они — кочевники. Все их имущество в стадах и легкой поклаже. Отступая, скифы ничего не теряют и ничего не дают врагу. Но если персам хочется сразиться, пусть они пойдут туда, где находятся могилы предков Идантирса: там найдется, кому дать бой любому врагу.

Персы возмутились, но скифы, продолжая отступать, покоряться не думали. Дарий, понимая, что осень не за горами, приказал разведчикам отыскать могилы предков Идантирса. Легко сказать-приказать да трудно сделать. Слева-справа от маршрута персидского войска лежала выжженная скифами степь, шныряли отряды врага — где могилы? На востоке — туда отступают скифы, решил Дарий, продвигаясь к Танаису (Дону).

Персы дошли до могучей реки, но скифов след простыл!

Идантирис осуществил бросок на север, затем круто повернул на запад и оказался в тылу у персов: опять же на расстоянии одного перехода! Скифов вновь нужно было догонять! Но теперь в обратном направлении, на запад. А где же могилы их предков? Между Танаисом и Оарой (Волгой)? Или на берегу Меотиды?  Где будет битва?

«Нигде, Дарий. Войско измотано переходами и атаками скифов, приближается осень, пора домой», — подсказывали советники, но не хотелось персу домой!! Когда еще удастся собрать такую армию!

Скифы, чтобы удержать врага в степи, измотать его, подбрасывали персам, словно бы случайно, скот с пастухами, оставляли то тут, то там не засыпанные колодцы — не лишали Дария надежды. И он гонялся за врагом до тех пор, пока противник не прислал ему странную посылку: птицу, мышь, лягушку и пять стрел. Дарий спросил у мага: «Что это значит?» Тот ответил:

— Если мы не улетим отсюда, как птицы, не скроемся, подобно мышам, под землей, или, как лягушки, не ускачем в озеро, то нас убьют этими стрелами.

Дарий остудил свой пыл и решил бежать из Северного Причерноморья, пока цел…

 

Территория

 

«Имеется пять условий, определяющих победу:

Побеждает тот, кто знает, когда можно сразиться и когда нельзя;

Побеждает тот, кто умеет руководить и большими и малыми силами;

Побеждает тот, у кого сверху донизу существуют единые желания;

Побеждает тот, кто проявляет осторожность и ожидает неосторожности противника;

-    Побеждает тот, у кого полководец талантлив и государь не руководит им».

Сунь-цзы. 43.

 

 

Главными богатствами любого государства являются народ, территория и слово, то слово, которое было в начале, которое является духовной основой нации. Правители, поддерживающие эти три опоры государства в надлежащем виде, то есть равнопрочными, могу позволить себе этакую роскошь заманивать врага на свою территорию. В этом случае, у захватчика появляются сразу три противника: народ, территория и боевой дух народа, основой которого является слово. Для иллюстрации этой мысли вспомним 480 год до н.э., когда в Грецию ворвалось громадное войско персов во главе с царем Ксерксом. Казалось, в подлунном мире нет силы, способной сокрушить могучего врага. Гордый царь спросил своего дядю Артабана: «Недавно ты был против похода. Сейчас, глядя на мое войско, что скажешь?»

«Мне страшно, - ответил Артабан. - Я вижу, что у тебя есть два грозных врага: земля и море. Ведь нет на земле такой гавани, которая бы приняла твой    флот и сохранила его от бурь. Флот будет под постоянной угрозой. Земля – второй враг. Вспомни, вчера река Скамандр иссякла не в состоянии напоить твоих людей и животных». Царь не поверил дяде. Но море греков и земля греков делали свое дело: сильные бури крушили флот персов, земля отказывалась поить их водами рек и родников. И не надо думать, что это все сказки для детей!

Умные правители всегда очень бережно относились к территории государства, о чем, например, говорит история Модэ.

 

Вождь хуннов — Модэ

«Обычно полководец является оплотом государства. Если этот оплот имеет совершенные качества, государство непременно будет сильным; если этот оплот имеет недостатки, государство непременно будет слабым.»  Сунь-цзы. 42.

 

Хунны жили на северных границах Поднебесной в окружении воинственных народов. С востока давили на них племена сяньби, с запада — согдийцы, с юга - воюющие между собой китайские царства. Хуннский вождь решил поучаствовать в китайской распре, неудачно выбрал союзников, те проиграли войну. Пришлось хуннам выплачивать дань победителям.

Хуннский вождь не любил младшую жену и сына от нее, Модэ, послал его заложником в Согдиану, чтобы, совершив набег на восточного соседа, натолкнуть согдийцев на убийство хуннского царевича.

Модэ разгадал замысел отца, убил стражников и совершил побег. Дерзость царевича возвысила его в глазах воинов, отцу пришлось дать ему один из уделов.

Первым делом Модэ взялся за армию. Он придумал звенящую стрелу, ввел другие новшества, но, главное, занялся воинами, считая их опорой армии. Воин, по мнению Модэ, должен был беспрекословно подчиняться командиру. Железная дисциплина — основа армии, дисциплину нужно воспитывать порою жестокими методами. Модэ собрал воинов, приказал следить за тем, куда летит стрела, пущенная им, стрелять туда же. Он выстрелил в своего любимого коня. Некоторые зароптали — зачем убивать хорошего коня?! Модэ приказал казнить их за невыполнение приказа. Также поступил он с любимым соколом. Следующей жертвой царевича была жена. И опять раздался ропот. И опять полетели головы. Через день на охоте Модэ выпустил стрелу… в отца, и тут-то десятки стрел вонзились в бывшего повелителя. Никто из воинов не пожалел старого вождя. Модэ занял престол.

Сначала он помирился с согдийцами. Этим воспользовались восточные соседи, племена дун-ху, и потребовали дань — лучших коней. Некоторые хунны воспротивились. Модэ сказал: «нельзя воевать из-за коней». Не согласным с ним отрубили головы. Дун-ху потребовали в качестве дани женщин, в том числе и жену Модэ. Опять был ропот. Опять летели с плеч несогласных головы. Затем дун-ху  запросили небольшой участок земли на границе владений хуннов. «Эта пустынная земля никому не нужна», — говорили некоторые, но Модэ скахал: «Земля — основание государства. Землю отдавать нельзя!»  Сомневающимся отрубили головы. Войско хуннов отправилось в поход и разгромило кочевников. Успех окрылил победителей.  Модэ объявил войну Китаю. И вновь были прекрасные победы. Дисциплина, выучка солдат, военный талант Модэ явились залогом успеха.

 

Народ

 

«Люди обычно находят смерть в том, в чем они неискусны, терпят поражения в том, что они не умеют с пользой применять. Поэтому в ведении войны самое главное – обучение и наставление. Когда научится сражаться один человек, он обучит десять других; когда искусству боя обучатся десять, они обучат сто… когда военному делу обучатся десять тысяч человек, они обучат всю армию». У-цзы.325.

Территория это не только географическое место точек, пусть очень красивое место, достойное пера великих поэтов. Территория государства это, по образному выражению древних китайцев, «земля – источник всех существ, корень живых существ. Она рождает прекрасные и безобразные, благородные и низкие, глупые и умные существа… Поэтому совершенномудрые в понимании характера земли находят ключ к изменению состояния в обществе» («Гуань-цзы», 4 век до н.э.). Земля и народ, ее обихаживающий, находятся в динамичной взаимозависимости, в постоянном взаиморазвитии, взаимовлиянии друг на друга, «взаимовоспитании» друг друга. Люди обустраивают землю, территорию своего государства, земля своими невидимыми соками пропитывает, скрепляет в единое целое народ, формирует его физические, моральные качества, характер. Если народ един и крепок духом, то он может позволить себе проводить военные операции, подобные тем, которые осуществили Томирис и Идантирс.

 

Предложение Мемнона

 

«Непобедимость зависит от нас самих,  но возможность победы заключается в противнике». Сунь-цзы. 44.

 

«Вообще в войне есть четыре пружины. Первая - пружина духа, вторая – пружина местности,  третья – пружина действий, четвертая – пружина силы. Легкость или трудность действий всей массы армии, всего миллионного войска заключены  в человеке – это пружина духа… У колесниц оси крепкие, у кораблей весла хорошо действуют,  воины обучены воинскому строю, кони привычны к бегу – это пружина силы». У-цзы. Трактат о военном искусстве. Пер. Конрада Н. И. 327.

 

Весной 334 года до н. э. Александр Македонский переправился в Азию. Имелось у него 30 тысяч пехотинцев, 5 тысяч конников и 160 кораблей. У персов армия была гораздо больше, а флот — лучший в Средиземном море. Служили у персов и греческие наемники. Один из них, Мемнон, предлагал царю персов отступать вглубь страны, сжигая позади все, изматывая противника, как когда-то против самих персов воевали скифы. Дарий не принял этот план… Войско Александра быстро шло по Малой Азии, оно уничтожило державу Ахеменидов.

Но почему же Дарий не принял вариант Мемнона, почему он не использовал этот метод боевых действий, с помощью которого противники персов трижды выигрывали у них войны? Ответ прост: потому что персидская держава только внешне выглядела этакой мощной скалой, нависавшей над Балканским полуостровом и готовой в любую минуту обрушиться на мир греков. На самом же деле это была лоскутная держава, в состав которой входили многие народы и племена Азии, Африки, мечтавшие освободиться от жесткой опеки Ахеменидов, мечтавшие о независимости. Если бы Дарий принял вариант Мемнона, то, отступая, его войско таяло бы на глазах. Все вожди племен и правители больших и малых государств и государственных образований, почувствовав слабину повелителя, старались бы покинуть Дария и покидали бы его! Об этом, в частности, говорят факты предательства самых близких Дарию людей в ходе войны персов с войском Александра Македонского! Об этом говорит убийство Дария Бессом, сатрапом Бактрии.

У персов была богатая земля, но не было единого, сильного духом и волей народа, готового защищать свою землю, свою Родину.

 

Удачи-неудачи Ганнибала

 

«Сто раз вести бой и сто раз одержать победу не является лучшее  из лучшего. Лучшее из лучшего заключается в том, чтобы покорить войско противника без боя. Поэтому высшее искусство войны – это разрушить планы противника; затем расстроить его союзы, на следующем месте разгромить его войска и самое худшее – осада крепости». Сунь-цзы. 41

 

Ганнибал одержал блистательные победы над римлянами, вторгшись на Апеннинский полуостров. Казалось, ему нет равных. Казалось, что он исполнит предсмертную волю отца и сокрушит ненавистный ему Рим. Но – удивительно! – Ганнибал побеждал римлян, те терпели, учились воевать, научились и в битве при Заме нанесли карфагенянину сокрушительное поражение. Почему? Потому что неудачи не сломили их волю к победе. Это – народ. Это – сила народная.

 

Слово

 

«Когда указы обычно принимаются с верой и ясным представлением, тогда ты масса взаимно понимают друг друга». Сунь-цзы. 59.

 

Афинский тиран Писистрат правил в Афинах с перерывами в 560 – 527 годы до н.э. Это он приказал писцам собрать и отредактировать поэмы Гомера, которые стали еще до приказа тирана духовной опорой греков, а также одной из основ всего европейского искусства, европейской культуры. Знаменитые произведения так называемого «Троянского цикла» берут свое начало от рапсодов, аэдов, сочинявших песни, а лучше сказать, песносказания, в течение нескольких веков, сразу же после Троянской войны вплоть до повеления Писистрата. На Балканском полуострове еще не было великолепных городов, украшенных чудесными произведениями пластического искусства, живописи, но уже были песносказания, которые скрепляли греков единым духом, единой волей, которые пестовали эллинов.

Не поэтому ли говорится: «Вначале было слово»!

Песносказители ( в европейском средневековье их называли бардами) являлись носителями того слова, которое воспитывало народ, развивало гражданское чувство национального достоинства. Роль этих людей в становлении народов многих стран, многих эпох поистине бесценна.

Известно, какую важную роль играла поэзия в Средние века во многих странах Земного шара. «Короли викингов» сочиняли великолепные висы, более того стать королем, не будучи талантливым поэтом, у викингов было очень сложно. А некоторые повелители Индостана писали не только великолепные стихи, но и сложные трактаты по поэтике, причем в стихотворной форме. А во дворцах правителей средневековой Японии на регулярных торжественных праздниках проводились поэтические дуэли, в которых участвовали все присутствующие, и не дай Бог какому-нибудь чиновнику, князю, не знать поэзию, не обладать поэтическим даром, не развивать его в себе постоянными упражнениями! Такого незадачливого чиновника просто не будут приглашать на торжества во дворец! Вспомним, в 7 – 8 веках в мусульманские правители повелели собрать поэтические своды домусульманских арабских поэтов. В VIII век в Японии была собрана (опять же по приказу правителей!) первая великая антология японской поэзии «Собрание мириад листьев» (Манъесю») – японское государство делало первые шаги, дел у правителей было и без поэзии много, но «слово было вначале».

Подобных примеров можно приводить множество. Они говорят, прежде всего, о том, что великие повелители прошлого знали цену слова, как чудодейственного волшебного по своим воздействиям на народ воспитательного средства.

Вышесказанное, кстати, хорошо иллюстрируется примерами современной истории. Любопытный читатель хорошо знает из средств массовой информации, как бьются разные так называемые «малые народы» в составе больших империй за свои национальные права, за право: говорить, читать, писать, а значит думать на родном языке, развивать родной язык, а значит, и родную культуру.

 

«Поводок» Петра Великого

 

«Делай так, чтобы противник не знал,  в каком месте он будет сражаться. Когда он не может этого знать, то ему необходимо быть наготове во многих местах. Когда мест, где противник должен быть наготове, много, то тех, кто сражается со мной, мало». Сунь-цзы. 49.

 

Карл XII, которого не зря называли Северный Александром Македонским, в 15 лет стал королем Швеции. В 18 лет победами начал Северную войну. К 27 годам одержал победы над русскими, поляками, датчанами, проявил в битвах тактическое чутье, оперативное мышление, удачно сочетавшееся с юношеским азартом и бешеным темпераментом. Он имел шансы сокрушить царство Петра и создать в бассейне Балтийского моря империю со столицей в Стокгольме. Но Петр I не походил на купающегося в роскоши Дария, а набиравшая мощь Россия - на Персидскую державу.

Петр I получил немалое наследство. Да - огромная Русь, талантливый, буйный, многонациональный народ, богатая земля, но чтобы распорядиться богатством, нужны были знания, хватка, единство. А охотников распоряжаться русской землей было предостаточно. Османская империя контролировала побережья Черного и Азовского морей и могла выставить около 100 тысяч воинов. Турок придерживала Сечь, но запорожцы могли переметнуться и на юг и на северо-запад. Татары Крыма тоже не сидели, сложа руки. Речь Посполитая, изрядно ослабевшая, но способная еще постоять за себя, имела 50-70 тысяч солдат. Швеция на Севере и Балтике хозяйничала, имея лучший флот, лучшая армия. Эти «мощные акулы» всегда готовы были оттяпать от России кусок, тем более, что в самом царстве Петра порядка было мало.

Сложная задача стояла перед царем, у которого не было ни одного бескорыстного союзника. Только народ: белорусский, украинский, русский. Талантливый, но необученный воевать по-современному. Можно ли в такой ситуации объявлять войну Шведам? Был ли у Петра шанс победить Карла? Он начал войну, он верил в народ. И это – не высокопарные слова.

Только с верой в возможности, духовные и физические, своего народа можно было начинать войну со Швецией. Только сильный, волевой народ мог, сражаясь, учиться воевать по-новому, проигрывая, не отчаиваться, копить силушку, опыт.

Восемь лет прошло с начала войны. Создал Петр вполне боеспособную армию? Нашел новых союзников? Все это у русского царя появилось не сразу. Заводы работали, пушки хорошие отливали, снабжали войско всем необходимым. Страны Западной Европы бились в войнах за испанское наследство. Речь Посполитая проваливалась в болото междоусобиц. Бунт в Астрахани удалось погасить. С Османской империей отношения наладились. Как наладились? Приехали турки в Азов, увидели военные корабли, удивились, как это Петру удается везде успевать?! И согласились с тем, что мир лучше ссоры. Так же относились к царю многие: сначала улыбнутся, узнав об очередной затее Петра I, потом скорчат гримасы (надо же, город на Балтике отгрохал!) и тут же с хвалебными речами. России еще не боялись, но относились к ней с опаской и в союзники не набивались. До битвы под деревней Лесной мало кто в Европе верил, что русские победят шведов. Эту битву русские выиграли. Но шведы были еще очень сильны, одолеть их в решающем сражении, скажем, в мае 1708 года, русским было не силам.

Петр I осознавал трудность положения, иначе бы не решился на то крайнее средство борьбы с Карлом, которое предложил на военном совете в Жолкиеве первый русский граф Б. П. Шереметев, человек большого ума, доброго сердца, мудрейший политик и выдающийся военачальник.

Суть этой стратегии состояла, если говорить одним словом, в поводке. Невидимый, но крепкий поводок накинул Петр на войско Карла и потащил его по дорогам, которые сам выбирал. Крепкий поводок, не вырвешься, хотя Карл даже не замечал этого. Шведы форсировали Березину, двинулись прямым ходом на Москву. Большое войско нуждалось в провианте, фураже, тепле. Ничего этого они не могли найти ни на территории современной Белоруссии, ни на Украине. Люди, обитавшие близ дорог, по которым шел Карл XII , покидали родные очаги, сжигали фураж, уходили в леса, делали завалы на дорогах, создавали партизанские отряды, нападали на малочисленные подразделения врага. Шведы шли туда, где были хоть какие-то дороги. Они шли на юг Украины, к Полтаве. Они теряли людей, коней, вооружение. Они теряли уверенность в своих силах. Но надо отдать им должное: они выдержали. Они преодолели тяжелейший маршрут в условиях суровой зимы. Но это все, на что они были способны. Под Полтавой войско шведов выглядело совсем не таким, каким оно было год назад. Русские полки разгромили врага.

Петр I почувствовал душой, что народы России сплотятся перед угрозой, поведут себя так, как они себя и повели. Белорусы, украинцы, русские – воины, мирные жители – сказали «Нет!» Северному Александру Македонскому. И это единство явилось главным залогом победы, хотя далась она конечно же нелегко: захватчики они и есть захватчики, хорошего от них не жди.

 

Две преграды для Наполеона

 

«Непобедимость – это оборона; возможность победы – это наступление. Оборона означает наличие каких-то недостатков; наступление – значит, имеется все в избытке». Сунь-цзы.  44.

 

Народы Испании и России сыграли выдающуюся роль в разгроме Наполеона.

2 мая 1808 года в Мадриде вспыхнул мятеж. Генерал Мюрат, командующий французской армией, был рад восстанию, надеясь проучить непокорный народ. Испанские власти мужественно встали между толпами безоружных людей и регулярными частями наполеоновских войск. Им удалось погасить пламя страстей, но Мюрат приказал расстрелять несколько сот повстанцев.

Наполеону, возомнившему себя повелителем мира, показалось, что он может делать в этой стране все, что захочет. Он вызвал старого короля Испании Карла IV и вынудил его уступить свои права императору. После этого и Фердинанд VII, обвиненный в связях с мятежниками, отказался от престола, как законный наследник. 6 июля Наполеон издал декрет о возведении на испанский трон Жозефа Бонапарта. 9 июля тот вступил хозяином в свои владения, не догадываясь о том, что Испания уже поднялась на борьбу с французами.

Борьбу начала провинциальная хунта Овиеда. Еще 26 мая она вступила в переговоры с Англией и вскоре вооружила армию в 150 тысяч человек. То было нерегулярное войско. Жозеф одержал несколько побед по пути следования в Мадрид, и столичная знать встретила его с поздравлениями. Но вдруг пришло грозное известие из Байлена.

Маршал Дюпон, который в конце мая двинулся к Севилье, взял Кордову, отдал город на разграбление солдатам и попал в затруднительное положение. Патриоты, быстро обучаясь военному делу в боях, зажали отряд Дюпона в горах и вынудили его отступить к Андухаре, где и расположился лагерем у входа в теснины Сиерры-Морены. Он бездействовал там месяц, не принимая во внимание донесения генерала Веделя о разгоравшемся народном восстании.

Испанские отряды Рединга овладели Байленом, разъединив армии французов. Дюпон повел обремененное обозом войско в поход. Рединг подготовился к обороне. Французы подходили к Байлену отдельными отрядами и вступали в бой. С тыла по частям Дюпона ударил полк Кастаньос, и генерал запросил перемирия. Он был так потрясен, что, услышав звуки нового боя (генерал Ведель рвался на выручку), не смог продолжить борьбу и приказал Веделю отойти назад, хотя тот захватил тысячу пленных и два орудия, и имел возможность развить успех.

Испанцы потребовали от Дюпона полной капитуляции армии. Деморализованный генерал спасовал, сдался при условии, что сам он и Ведель, и их войска будут доставлены во Францию. Хунта не признала эти условия, пленников отправили на остров Кабреру, где с французами не церемонились: из 17 тысяч солдат только 3 тысячи вернулись на Родину... через шесть лет страданий.

Байленская победа Кастаньоса всколыхнула Испанию. Многие скептики, вчера поздравлявшие Жозефа, перешли на сторону восставших. Испанский король писал императору, что для усмирения бунта нужна армия в 100 тысяч человек, а некоторые министры Жозефа вообще считали завоевание Испании невозможным.

Слухи о Байлене пронеслись над Португалией. Народ воспрянул духом. А когда англичане заявили об отправке войска в эту страну, в Опорто тут же организовалось временное правительство и началось формирование ополчения. Французский генерал Жюно легко выиграл несколько сражений, но англичане высадились на португальском берегу, и 18-ти тысячная армия, прекрасно подготовленная, двинулась к Лиссабону. У Жюно было двенадцать тысяч солдат. После битвы у Вимейро он отступил и капитулировал. Ему повезло. Англичане перевезли корпус Жюно во Францию.

И тогда в дело вступил Наполеон с армией в 180 тысяч человек. Победы следовали одна за другой, испанцы отступали. Через три недели Наполеон встал лагерем на высотах Чамартина. Мадрид лежал перед ним. Патриоты, подкрепленные вооруженной армией крестьян в 40 тысяч человек, решили стоять насмерть. Однако губернатор Мадрида, маркиз Кастеляр, понимая, что город не спасти, вступил в переговоры. Он пытался оттянуть время в надежде на помощь англичан и своих соотечественников. Наполеону не понравилась эта медлительность, и он взял штурмом пригород Мадрида Ретиро, назначив срок сдачи столицы.

5 декабря генерал Беллиар ввел в город войска.

Видные граждане вновь приветствовали Жозефа.

Но Испания не покорилась Наполеону. 1 января севильская хунта обратилась к европейским странам с протестом, объявив, что испанский народ будет биться до конца. По всей стране набиралось ополчение, в районах, занятых французами, создавались партизанские отряды. Непокорное «Нет!» сказала Испания Наполеону, а тот покинул страну с отрядом гвардии, оставив Жозефу армию и лучших маршалов.

1809 год прошел в боях. Несколько побед одержали испанцы и англичане, но французы теснили противника на всех фронтах.

Победы Наполеона в Австрии и Венский мир повергли в уныние страны Европы, но севильская хунта, несмотря на поражения, объявила набор в армию, увеличила ее до 50 тысяч человек и приказала генералу Аризаге взять Мадрид. 18 ноября в сражении при Оканье испанцы потеряли 20 тысяч человек, через десять дней опять поражение при Тамамасе герцога дель Парке, который уже был бит французами. 25 февраля 1810 года проиграл сражение генерал Рединг, а Наполеон, решив покончить с упрямым народом, послал в Испанию подкрепления. Французы взяли Андалузию, Севилью. Успехи французов повлияли на душевное состояние многих патриотов, но и теперь, в безвыходном положении, жители городов Бадахос и Валенсия отказались открыть врагу ворота, а Верховная хунта, собравшись на острове Леоне, вновь призвала народ к борьбе.

Двести семьдесят тысяч наполеоновских солдат топтали землю Испании не один год, всего несколько провинций не покорились врагу: Галисия, Валенсия, Сиудад-Родриго, Бадахос и Кадикс. Неужели возможно противостоять напору Наполеона?

Невозможно. Так думал император (хотя уже в конце 1809 года некоторые его маршалы засомневались в победе). В начале следующего года он издал указ о разделе Испании на семь независимых военных губернаторств, назначив губернаторами: Ожеро -  в Каталонии, Сюше - в Арагоне, Дюфур - в Наваре и так далее. Нет больше Испании. Есть семь новых областей

Империи Наполеона.

Испанцы были иного мнения. Борьба продолжалась. Во всех провинциях создавались отряды. Из Португалии они получали вооружение, действовали все организованнее и сплоченнее. Наполеон решил отрезать от них источник вооружения, захватив Португалию. Почти весь 1811 год его военачальники пытались выполнить задачу, но англичане и португальцы прогнали армии Массены и Сульта.

Война в Испании не прекращалась, принимая все более жестокие формы.

К началу 1812 года французы заметно устали, большая часть армий имели жалкий вид, необходимо было подкрепление. Но Наполеон готовил поход на Москву. В мае маршал Журдан сообщил Жозефу, что армия находится в плачевном состоянии: нет магазинов, транспортных средств, жалованье не уплачивается, солдаты грабят население.

В 1812-1815 годах лучшие французские полководцы и воины мужественно бились на Пиренейском полуострове, сдавали позиции, отступали к Франции, проигрывая войну народу Испании, которая сказала Наполеону «Нет!»

Народы России тоже сказали «Нет!» Наполеону, который повел в Восточную Европу громадное войско численностью около 500 тысяч солдат, опытных, приученных побеждать. В России летом 1812 года было около 250 тысяч солдат, среди нет – много неопытных в военном деле.

Кутузов был не единственным полководцем в России, кто отстаивал идею «поводка». И не только Михаила Илларионовича любили русские солдаты и русский народ. Они прекрасно относились к Багратиону, Барклаю-де-Толли, другим генералам той поры. Иначе и быть не могло. Русская армия в 18 веке одержала блистательные победы над самыми разными противниками. В армии, созданной Петром Великим, возглавляемой прекрасными военачальниками и после смерти Преобразователя, сложился тип «генерала боя». Русские генералы, прекрасно разбиравшиеся в тактике и стратегии военного искусства и знавшие, что полководцу совсем не обязательно поднимать в атаку полки, дивизии, тем не менее, очень часто – почти всегда! – делали это с каким-то лихим азартом, не боясь ни пуль, ни снарядов врага. Разве можно таких-то генералов не любить русскому солдатику! Разве можно русскому солдатику не любить Кутузова, который своим порывом сыграл решающую роль во время взятия войском Суворова неприступной крепости Измаил?! Кутузов в молодости был чем-то похож на античного героя… Он был лучшим учеником Суворова, которого не зря прозвали «генералом вперед». Кутузов мог побеждать в самых крупных сражениях любого врага. Но почему же он, приняв русскую армию, отступал, почему не решился дать сражение врагу после Бородинской битвы? Почему он «спал» на военных советах, когда молодые военачальники упрямо уговаривали его дать решающее сражение убегающему из Москвы наполеоновскому войску? Ах, как любят некоторые молодые историки ругать за это Кутузова! Ах, какую они совершают даже не военную, но политическую ошибку!

Любая война заканчивается мирными переговорами. На них «побеждает» тот, у кого за спиной стоит сильная боеспособная армия. Предположим, что Кутузов поддался бы на уговоры молодых генералов и дал бы решающее сражении французам, убегавшим из России. Предположим, что он выиграл бы сражение. Такое предположить можно. Но нельзя даже будучи супер фантастом, предположить, что русская армия не понесла бы в этом сражении колоссальные потери! Подраненный зверь – грозный соперник. Французы бежали в Западную Европу с огромными обозами, драться они за них готовы были насмерть. Китайский теоретик военного искусства Сунь-цзы в одноименном трактате говорил в пятом веке до н.э.: «Приведи войско в место гибели, и оно будет жить!» Французы убегающие были судьбой поставлены в месте смерти. А значит, дрались бы они за свою жизнь с тройным упорством. И при любом исходе битвы потери у русских были бы огромными.

А после этого все европейские государства, союзники России в борьбе против Наполеона, сели бы за круглый стол переговоров. У них, например, у англичан, был бы на переговорах самый главный козырь – сильное войско. У русских – память о прекрасных победах. Без войска эта память была бы слабым помощником на переговорах, и главные дивиденды победы над Великим Корсиканцем достались бы союзникам России. Кутузов, как человек, обладавший могучим политическим интеллектом, как гражданин России, такого исхода не хотел, и он сделал все, чтобы сохранить крепкую, боеспособную, большую русскую армию. И он сделал это, хотя потомки почему-то редко говорят о данной составляющей «Дела Кутузова» в русской истории.

Кстати сказать, мало, что получила после Наполеоновских войн Испания, у которой не нашлось такого же мудрого государственного деятеля, каким для России был Кутузов. И это не справедливо.

 

Великая Отечественная война

 

«Правило ведения войны требует не полагаться на то, что противник не придет, а полагаться на нашу готовность встретить его; не полагаться на то, что он не нападет, а полагаться на то, что мы сделаем невозможным его нападение на нас». Сунь-цзы. 54 – 55.

«Когда воины сильны, а командиры слабы, значит, в войске распущенность. Когда командиры сильны, а воины слабы, значит, войско попадет в плен к противнику». Сунь-цзы. 61.

«Путь чужестранца, вторгшегося глубоко в пределы противной стороны, направлен на, чтобы сосредоточить свое внимание на главном, и тогда хозяин не победит». Сунь-цзы. 64

 

Вдумчивый читатель понял, что все приведенные выше исторические примеры и рассуждения автора данных строк касались главной для Российской державы войны: Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов.

Выиграть ее можно было только всем миром, то есть народом, советским народом. Выиграл ее советский народ. Эта истина, широко распространяемая в советские времена, в предыдущие десять-пятнадцать лет стала в ряду великих и невеликих истин российской истории в роли Золушки. Даже не истина, а сам советский народ стал Золушкой. Это – справедливо?  Это - не справедливо.

О той войне нужно и полезно спорить, говорить. Нужно искать причины неудач, неоправданно огромных потерь и так далее, и так далее. Но одного делать нельзя: занижать роль советского народа в победе над фашизмом. Это – грешно. В настоящее время вдруг появилось много людей, которые не принимают, не воспринимают все, что связано со словом «советский». И такое бывает в мире людей. И таких людей тоже нужно слушать. Они имеют право думать, оценивать, высказывать свои мысли открыто. Так – надо. Но очень часто эти люди, оголтело хуля все, связанное со словом «советский», напоминают пятнадцатилетних людей, которые любят делать замечание родителям, учить родителей, как тем жить, как вести хозяйство, работать, относиться друг к другу, к ним – своим детям, научившимся делать замечания и подсказывать, но еще не научившимся жить. Бесчисленное множество подобных бесед слышала Земля. И видела она, как, подрастая, выходя из юношеского возраста, взрослея, мужая, эти дети-говоруны все реже и реже вступают с родителями в воспитательные беседы, а потом, когда и у них появляются собственные дети, они и вовсе прекращают эти разговоры. Подобное происходит постоянно, и бояться этого не стоит. Это – «человеческое, слишком человеческое» по образному выражению Ф. Ницше. Это – нормально.

Но Земля наша, «корень всех существ, разумных и неразумных, прекрасных и безобразных», постоянно видит и слышит и другое. Кто слишком увлекается бездумной критикой родителей и главного после Бога для всех землян родителя – Истории, тот либо повторяет ошибки родителей, либо поступает еще хуже и ничего конструктивного в своей жизни не создает.

Советский народ был очень силен духом, волей, территорией, на которой жили многие нации, народности и племена, богатейшей многонациональной культурой. Советское руководство, несмотря на известные сейчас многим читателям перегибы, укрепляло три главные опоры государства (народ, территорию, слово) и только поэтому оно выстояло. В настоящее время чего только не говорят о той войне, о просчетах тех или иных военачальников, руководителей, о «главных движителях» Победы. Если поверить им на слово, то можно дойти до абсурда и сделать глупый вывод о том, что Великую Отечественную войну выиграли штрафные батальоны и союзники Советского Союза. Это не так. Это не логично. Исторические события подобного масштаба прежде всего логичны. И логика здесь жесткая: если народ, территория и духовная сила прочные, то государство может выиграть войну. Если нет – то никакие крутые меры правителей и никакие ленд-лизы не помогут беде.

Чтобы по достоинству оценить великую Победу и Победителей, нужно помнить еще вот о чем.

 

Когда закончилась Великая Отечественная война?

 

«Ставь своих воинов в такие места, где нет выхода, тогда они предпочтут смерть бегству, если они готовы умереть, как же не добиться победы? Командиры и прочие люди в таком положении напрягают все свои силы. Когда войско находится на грани гибели, тогда оно ничего не боится. Когда оно находится в безвыходном положении, оно крепко держится. Когда оно находится в глубине (страны противника), его ничто не сдерживает. Когда нет никакого выхода, оно ожесточенно борется» .Сунь-цзы. 64.

 

Этот вопрос может показаться читателю излишним. Во всех учебниках, исторических книгах, мемуарах, энциклопедиях говорится четко и ясно: Великая Отечественная война закончилась 9 мая 1945 года. Это так. Но … вспомним великого грека!

Древнегреческий драматург, мыслитель Софокл написал две с половиной тысячи лет назад в трагедии «Трахинянки»:

 

Есть поговорка древняя в народе:

О жизни человека не суди,

Пока он жив, была ль она счастливой.

 

Народные поговорки на пустом месте не рождались, они являлись осмыслением, квинтэссенцией опыта многих поколений людей.

Но как же оценить крупное событие в жизни государства, народа, либо итог деятельности того или иного крупного политика? Применительно к теме Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов, как точнее ответить на этот вопрос?

 

На мой взгляд, и жизнь крупного государственного деятеля, и любое крупное событие нужно оценивать по тому, как жил народ не в день смерти деятеля или в день свершения (завершения) события, а как он жил в течение последующих 15-20, а лучше 20-25 лет. Крупное событие, как и крупная личность имеют внутри себя некое, подчас скрытое от пытливых глаз направление, векторную величину, которая может повлиять на развитие государства, на жизнь народа отрицательно или положительно на долгие годы вперед.

В мировой истории часто случалось такое. Один повелитель и ликом пригож, и правит справедливо, и, например, строит-украшает города, не обращая внимания на скудость казны. Все радуются лепоте-красоте, прославляют слегка беспечного правителя. Но как только он умирает, то вдруг выясняется, что казна пуста, государство обанкротилось. А затем начинаются в том царстве-государстве  разные беды, в которых – вот что обидно, вот что неверно! – недальновидные люди обвиняют новых правителей.

Бывают повелители иного склада. Иудейский царь Давид, живший три тысячи лет назад, много воевал, побеждал, средства собирал для строительства Храма в Иерусалиме, государство укреплял, но сам к возведению этого шедевра архитектуры не приступал, как считают люди верующие, потому что руки свои он обагрил кровью, а Храм Господу Богу нельзя строить руками нечистыми. Я полностью разделяю это мнение, но все же не забываю о том, что во времена царя Давида перед повелителем Иудейского царства стояла важнейшая задача укрепления изнутри и извне самого государства. Он это сделал блистательно, передав сыну Соломону мощную державу. Соломон начал строить.

Великий князь Московский Иван I Данилович (Калита) сам ни с кем не воевал, княжество укреплял, укрепил. Да так верно направил его, что, во-первых, Русь после него не воевала 40 лет, силушку копила, а во-вторых, Дмитрий Иванович, внук Калиты, осмелился воевать с Золотой Ордой и повел войско на поле русской славы, на поле Куликово.

А, например, Борис Годунов делал много для укрепления Страны Московии еще при царе Федоре Ивановиче и во время своего царствования, да что-то очень важное упустил из вида, и разразилась на Руси великая смута. Очень жаль, что многие биографы Бориса Годунова не говорят о том, что ему, царю, можно и нужно предъявить претензии как человеку, не уберегшему Русь от великой Смуты. Любой правитель должен думать в равной степени и о настоящем, и о будущем.

Я не буду приводить цифры потерь стран-участниц Второй мировой войны. Они известны заинтересованному читателю. Скажу коротко: потери Советского Союза были колоссальными и превосходили потери других государств на порядки. Существуют разные мнения на этот счет. Кто-то уверяет, что СССР потерял около 20 миллионов человек, кто-то доводит эту цифру до 30 миллионов человек. И та, и другая цифры огромны. А если учесть, что гибли в основном молодые, крепкие, сильные солдаты, многие из которых не успели даже жениться и родить детей, то можно представить себе, какой вред демографической динамике Советского Союза нанесла та страшная война.

Гитлеровцы нанесли сильнейший удар по экономике, индустрии, национальным культурам всех оккупированных ими стран. Но самый большой ущерб они нанесли Советскому Союзу, где 25 миллионов человек были лишены крыши над головой, уничтожены 1710 городов и поселков, более 70 тысяч сел и деревень, 6 миллионов зданий, 32 тысяч предприятий, 4100 железнодорожных станций, около 63 тысяч километров железнодорожных путей, 1870 железнодорожных мостов и других сооружений...

Молодые люди, наши современники, мечтающие о бизнесе, о крупных стройках, могут без труда подсчитать, сколько миллиардов долларов нужно было бы им освоить, чтобы обеспечить 25 миллионов соотечественников хотя бы самым примитивным жильем. А ведь нужно было не только жилье разрушенное строить, но кормить, одевать людей, работающих на военных заводах, но восстанавливать уничтоженную фашистами инфраструктуру государства, но создавать условия для семейной жизни, для женщин, чтобы они рожали детей — будущее страны! Нужно было очень аккуратно перестраивать экономику страны на мирный лад, не забывая при этом о боеготовности государства.

Известно, что сразу после войны отношения между бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции стали меняться в худшую сторону. В 1945 году консерваторы потерпели поражение на выборах, правительство Черчилля ушло в отставку, а сам он возглавил, как лидер консервативной оппозиции в парламенте, кампанию по развязыванию «холодной войны» против СССР. А уже в марте 1946 года гениальный политик и писатель Черчилль в речи в американском городе Фултоне в изящной, закамуфлированной форме призвал Англию и США к превентивной войне против СССР и стран, которые оказались в зоне влияния Советского Союза.

Призыв к войне — это хорошо обдуманный, выверенный шаг старого политика. Он прекрасно знал, что ни одно государство, в том числе Великобритания и США, в 1946 и в последующие годы воевать с СССР не рискнет. Но он знал и другое: Советский Союз понес огромные материальные, людские потери в той войне, восстановить экономику в стране будет очень сложно, тем более в одиночку, без помощи США, на которую рассчитывали западноевропейские страны. Призвав Англию и США к войне, бывший премьер-министр Великобритании дал всем оппонентам Советского Союза прекрасную подсказку: нужно заставить обессиленный СССР работать на войну, нужно измотать советского человека, советскую экономику. И все противники СССР мгновенно подхватили эту подсказку. И началась «холодная война».

И Советский Союз вынужден был постоянно повышать боеготовность Вооруженных сил, оснащать армию самым современным оружием, вести работы по созданию ядерного и термоядерного оружия, ракетной техники, строить боевые корабли, подводные лодки, боевые самолеты.

Люди взрослые, кто помнят сороковые и пятидесятые годы тяжелые, не дадут мне солгать или преувеличить факты из той, для кого-то далекой, для кого-то всегда близкой жизни, кстати, не освоенной в достаточной степени ни писателями, ни историками.

А жизнь была с одной стороны очень суровая, скудная, бедная, а с другой стороны, — веселая. Да-да, веселая. Потому что народ-победитель верил в себя, в свои силы, в свое будущее. Его поставили в сложнейшую ситуацию: нужно строить жилье и создавать атомную бомбу, кормить, одевать детей и конструировать ракеты, новые самолеты и так далее, то есть строить с нуля целые государства в государстве! Я лично служил в Ракетных войсках стратегического назначения,  видел большую ракету, в которую было вложено столько ума, столько труда! Четыре таких ракеты постоянно обслуживали 600 молодых, крепких парней, оторванных от дома, семьи, производительного труда. А таких ракет было много! А таких парней — тьма тьмущая.

А ракеты эти нужно было еще сконструировать, а для их создания нужно было построить заводы, комплексы заводов, города! И делать это нужно было быстро. И делать это нужно было тем, кто в 1945 году жил в деревянных, ветхих бараках, в подвалах, полуподвалах, кто питался абы-кабы, кто жмых считал деликатесом, кто до 1949 года мечтал об отмене карточной системы...

Советский народ преодолел в 1941—1945 годах сложнейший исторический марафон. Спросите у любого марафонца, сколько времени ему нужно для отдыха после марафонского пробега до очередного соревнования? Месяц, а то и два, а то пять-шесть. Сколько боев в год может провести с равным по силе соперником боксер-профессионал? Два-три. Не больше.

Советский народ не получил от своего серьезного противника ни секунды на отдых. Ни секунды.

В 1944—1945 годах бабы советские впрягались вместо лошадей и тракторов (их не было!) в плуг и тащили его, тащили, а их пацанята держали плуг, держали слабыми ручонками «детей войны», ничего кроме войны в своем детстве не видевших. Они, бабы да пацанята, сеяли рожь и пшеницу, сажали картошечку, да ждали мужей, отцов, сыновей. Солдаты возвращались с войны, и, не отдохнув и дня, шли на работу. Как они работали в послевоенные годы, как много они работали!

Лично я видел этот труд в подмосковном поселке с 1954 года. Бабы, в основном, бабы таскали по дощатым лестницам раствор да кирпич на двухэтажные, а чуть позже и трехэтажные дома. Все — вручную. Носилки, в носилках кирпич или раствор, и айда, Маша, или Аня, или Вера, айда. До обеда — двадцать носилок. Затем обед: 100 граммов конфет-«подушечек», обильно посыпанных сахаром, да три-четыре куска черного хлеба, да кружка кипяченой воды. Айда, Маша, обед закончился, до вечера еще двадцать носилок. А потом домой, там дети, мужья, да картофельные грядки. До субботы протянули — в субботу короткий день, работа до двух, в три уже дома, в шесть, а то и в семь-восемь баянист под окнами: танцы, пляски, «цыганочка», «камаринская», «Коробейники», «Степь да степь кругом». И спать. Потому что завтра, в воскресенье, дел по горло по дому. А дом-то — комната 11 м2 на троих, а то и на четверых.

Кто таскал носилки кряду хотя бы пять-шесть дней, хотя бы по 7-8 часов в день, хотя бы по 6-8 кирпичей за ходку, тот поймет, как много работали те женщины, которые таскали эти носилки годами, чтобы из скрипучих бараков выйти да получить комнату в двухэтажной коммуналке — хоромы по тем временам! Кто не таскал такие носилки, может либо на слово поверить, либо поэкспериментировать.

В 1945—1946 годах выпряглись бабы советские из плуга, полегче им стало.

В конце 50-х годов все реже им приходилось брать в руки носилки — подъемники появились на подмосковных стройках. В те же годы с бараками стали прощаться люди, хоть и не все.

И вдруг в октябре 1957 года всю планету потрясла весть: Советский Союз вывел на околоземную орбиту первый в мире искусственный спутник Земли! Это была радость, сравнимая разве что с радостью Победы в Великой Отечественной войне. Именно так. Две великие победы народа-воина, народа-труженика, сумевшего всего за 12 лет (да каких лет!) создать атомную бомбу, водородную бомбу и ракетную технику, способную поражать цели в любой точке земного шара с удивительной, между прочим, точностью.

В те годы много говорилось о прекрасных советских ученых, инженерах, конструкторах, рабочих, совершивших чудо. Они, действительно, совершили чудо.

Чудо, которое обеспечили своим трудом все советские люди, в том числе и те бабы, впрягавшиеся в плуг и таскавшие изо дня в день тяжелые носилки. Они доказали всему миру, что могут решать самые сложные государственные задачи, что они могут защитить себя, ни на кого не нападая, что они — могучий народ.

12 апреля 1961 года в космос полетел первый человек, советский человек — Юрий Алексеевич Гагарин.

Ах, как радовались очередному чуду советские люди, великие и простые, знатные и обыкновенные, взрослые, старики и дети. Все они прекрасно понимали главное: они справились с тяжеленной задачей, восстановили разрушенную войной страну, не дали врагам даже малой надежды, даже крошечного шанса подчинить себя.

На мой взгляд, именно в 1961 году Советский Союз и советский народ окончательно и бесповоротно ликвидировали последствия Великой Отечественной войны. И в этом огромную роль сыграли Победители, воины и труженики той самой страшной в истории человечества войны. И это была их еще одна Победа, без осознания которой невозможно по достоинству оценить их многотрудный подвиг в 1941 – 1961 годах.

 

Перед тем, как продолжить эту работу, я считаю необходимым познакомить читателя со своими мыслями о том, как на современном этапе движения  Земного шара в пространственно-временном поле нужно изучать историю планеты Земля в целом и каждой страны в отдельности.

 

 



 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить